Скачать в архиве Введение Я собираюсь здесь и далее представить на суд читателей концепцию, которая может послужить определенным подспорьем специалистам прежде всего в сфере практической психологии и психотерапии. Я не исключаю ее полезность для специалистов других сфер деятельности и, сверх того, даже допускаю ее ценность для неспециалистов, но должен предупредить, что во всех перечисленных случаях ее восприятие, усвоение и использование требует особого, специфического склада ума, включающего в себя философский материализм с вытекающим из него атеизмом, разумную долю естественнонаучного цинизма в лучшем смысле этого слова и живую непосредственную детскую любознательность. Я не знаю, как люди попадают на эту мировоззренческую платформу, но уверен, что лишь с нее стоит садиться в поезд, который называется тифоаналитической концепцией. Вера по причинам возникновения и механизмам функционирования близка к систематизированным монотематическим бредовым вариантам защиты личности от витальной несостоятельности — и поэтому практически никогда не поддается рациональной коррекции. Потребность в любви как безусловной, бескорыстной и беззаветной заботе о ближнем то есть о себе может возникнуть лишь в субъективной схеме реальности голове такого ближнего, который ничем эту заботу не заслужил, не способен за нее заплатить и не способен позаботиться о себе сам. Настоящая любовь — это отношение человека к объектам и субъектам окружающей реальности, которые качественно удовлетворяют его человека потребности.

Проблема тревоги, аддикции и «новых» симптомов у современных пациентов с позиции психоанализа

Негативная терапевтическая реакция, то есть возвращение пациента к предыдущему патологическому типу отношений-поведения после серьезных изменений к лучшему, может быть также вызвана не просто страхом потерять свою идентичность, но и можно рассматривать этот страх как проявление сепарационной тревоги. Ведь если человеку станет лучше, а потом и вовсе хорошо, то это может означать окончание терапии или анализа и окончательное расставание с терапевтом.

Во многом возвращение к более низкому уровню функционирования редко когда удается переработать без проработки этих двух страхов. Потери идентичности и окончательной потере любимого объекта. Если же рассматривать эту регрессию как проявление страха потери, то во многом она станет более понятной и предсказуемой. Термин"сепарация" включает в себя как минимум два пласта смыслов.

Но я никак не могла сосредоточиться, вышла только на страх потерять ребенка. Когда у меня есть этот страх, я проявляю свою любовь к ребенку.

С тех пор он рассматривает тревогу как аффект, переживаемый Эго в ответ на опасность, которая, в конечном счете, всегда имеет значение страха сепарации или потери объекта. Он также пролил свет на проблему защит, разграничивая их от подавления и постулируя, что Эго формирует симптомы и устанавливает защиты в первую очередь для того, чтобы избежать ощущения тревоги, которая олицетворяет страх сепарации и потери объекта.

До года Фрейд действительно полагал, что происхождение тревоги — исключительно физиологический феномен, заключающийся в том, что чрезмерная стимуляция или либидо находит канал, в котором она может достичь разрядки через прямое превращение в тревогу. По его мнению, если репрессия являлась причиной аккумуляции стимулов при неврозе, не было необходимости привлекать психологический фактор для объяснения трансформации либидо в тревогу.

Начиная с года, Фрейд навсегда оставил свое прежнее объяснение и отныне рассматривал двойное происхождение тревоги: Более того, он рассматривает те же самые объекты снова и снова, используя очень похожие термины, и только в конце книги, в приложении, можно обнаружить самые главные формулировки. Лекция в новом введении к лекциям по психоанализу а содержит резюме гипотезы Фрейда, относящейся к году, о происхождении тревоги, на этот раз высказанной коротко и ясно.

Основываясь на этой первичной тревоге, он объяснял все неврозы явно упрощенно и в сокращенной форме. Отводя эдипову комплексу второстепенную роль в невротических конфликтах, он предложил модификацию психоаналитической техники для преодоления травмы рождения. Отношение Фрейда к теориям Ранка колебалось. Принципиальные возражения Фрейда относились к тому, что Ранк придавал особое значение внешней опасности в момент рождения и недооценивал незрелость и слабость индивидуума , р.

Фрейд придерживался мнения, что рождение является исключительно биологическим, а не психологическим феноменом, и что младенец, не обладая способностью различать объект, не может переживать тот тип тревоги, который постулировал Ранк. В наши дни мы убеждены, что новорожденные и младенцы с самого рождения и даже раньше способны, хотя и частично, различать мать.

Но нам уже известна одна реакция на потерю объекта — печаль. Когда же наступает одна реакция, а когда другая? Исходным пунктом дая нас будет опять-таки та же ситуация, которую, как нам кажется, мы понимаем — ситуация младенца, находящего вместо матери постороннее лицо. В страхе младенца хотя и не приходится сомневаться, однако выражение лица его и характер плача заставляют думать, что кроме страха он испытывает еще и душевную боль. Похоже, в нем сливается то, что впоследствии разъединяется.

Он еще не умеет отличать временного отсутствия от длительной потери.

Некоторые из объектов и ситуаций, внушающих страх у невротиков, и для нормальных людей, Сюда же относится страх потери близкого человека.

Вопрос от Елены о психотерапии и психоанализу по скайп: Есть мнение, что работа по Скайпу не дает такой глубинной проработки, как очные занятия. Например, при работе в психоаналитическом подходе. Речь о том, что запрос - на долгосрочную терапию Согласны ли Вы с этим утверждением? И если да, то, учитывая вышесказанное, чтобы Вы посоветовали человеку, скажем из провинции, найти у себя в деревне или маленьком городке часто весьма среднего терапевта или воспользоваться услугами столичного специалиста по Скайпу?

Какие будут плюсы и минусы в том и в другом случае? Были ли ситуации, когда Вы отказывали потенциальному клиенту в удаленной работе по Скайпу и если да, чем это было обусловлено? Был ли у Вас такой опыт? Заранее спасибо за ответы. Способ справляться со своими страхами Я захотела рассказать о них, так как неоднократно сталкиваюсь в клинической практике с тем, что проявления страха и тревожности воспринимаются исключительно с негативной стороны и в большинстве случаев нет полноценных знаний, навыков и возможности контролировать и управлять данным аффектом.

Символизация в детском психоанализе

Но по какой причине возникает эта самая недоверчивость, на чем основаны мучительные сомнения — уже не растолковывается. И мало кто задумывается над этим, к сожалению, - особенно когда сам начинает испытывать"муки ревности" или подвергаться"страстному недоверию" со стороны партнера или партнерши. Однако можно сказать, что в глубинных причинах всё и дело. И можно назвать как минимум две основные такие причины, провоцирующие ревность двух разных типов. Она изменяет мне с нашим садовником!!!

ГРОССУСОфобия – боязнь больших предметов и объектов. ГУЛОфобия – боязнь ЛИСУСЕЙСОДОфобия – боязнь потери девственности.

От теории застоя либидо, трансформирующегося в тревогу, к внутреннему конфликту между влечениями к жизни и смерти, к тому, что З. Фрейд описал как сигнальную тревогу — возникающему в Эго сигналу ожидаемого напряжения. Размышляя о функции тревоги, З. Фрейд показал, что помимо единственной и вездесущей тревоги постулируемой О. Ранком, травму рождения может замещать целый ансамбль тревог: Ей присущ характер неопределенности и беспредметности. Реальная тревога — тревога перед опасностью, которая нам известна.

Реальная опасность исходит от внешнего объекта. Невротическая тревога — тревога пред опасностью, которая нам не известна. Невротическая опасность исходит от влечения от требования влечения.

Страх потери: как с ним справиться?

Психоанализ, психотерапия, консультирование Пограничное состояние О пограничных состояниях стали говорить сравнительно недавно, примерно с середины х годов прошлого столетия. Это защита против страха расчленения и смерти. Я пограничного пациента более всего опасается депрессии из-за утраты объекта.

Пожалуй, у каждого человека найдётся хоть один страх. ревниво относящиеся к работе сомнифобы заработали свою фобию боязнью потери драгоценного времени. Объекты страха — ульи, губки, кораллы.

Конечный результат будет зависеть от природы отношений к утраченному объекту, а также от форм интернализации или других ранее использовавшихся механизмов и от того, насколько успешным было их использование. С момента выхода работы Фрейда"Траур и меланхолия" траур и депрессия считаются двумя главными альтернативами человеческого способа справиться с потерей значимых объектов.

Другими предложенными и описанными в качестве главных альтернативами были отрицание потери или ее значения с идеализацией утраченного объекта или без таковой, быстрая замена его новым объектом, патологическая печаль по"связанным" с ним объектам или идеям , , развитие соматического или психосоматического заболевания, а также пристрастие к алкоголю, наркотикам или перееданию.

Согласно общепринятому мнению, чем в большей степени инфантильно, зависимо и амбивалентно отношение субъекта к утраченному объекту, тем больше вероятность того, что вместо более или менее нормального процесса траура его реакцией на потерю будет одна или сразу несколько патологических альтернатив. Моя цель в данном исследовании - внимательное рассмотрение способов обращения взрослой личности с утратой объекта под новым углом зрения, благодаря чему, я надеюсь, можно будет вынести на обсуждение некоторые новые аспекты для более глубокого понимания этого процесса.

В частности, я подробно рассмотрю, что подразумевается под традиционной концепцией работы горя и из каких различных составляющих процессов эта работа горя, по всей видимости, состоит. Интернализация Концепция интернализации как непременного проводника психического развития, а также ее последовательные уровни и формы, подробно рассматривались в предыдущих главах.

Несмотря на то, что формирование недифференцированных представлений ребенка с объективной точки зрения является результатом удовлетворительных взаимоотношений между ним и первым опекающим его лицом, внешнее и внутреннее Собственное Я и объект должны быть дифференцированны в мире переживаний ребенка, прежде чем интернализация станет возможной в качестве субъективного переживания. Как было сказано выше, эмпирическая дихотомия между Собственным Я и объектом, будучи основой и предпосылкой для субъективного существования человека, поддерживая, защищая и улучшая переживания Собственного Я, рассматривается здесь как центральная мотивация для всего последующего психического развития.

Поскольку дифференцированное переживание Собственного Я с самого начала зависит от параллельного существования представляемого объекта, сущностно необходимая мотивация сохранности Собственного Я не может поддерживаться отдельно от сохранности объекта. Таким образом, процессы интернализации мотивируются и проявляются в качестве защиты Собственным Я своего существования посредством все более продвинутых способов обеспечения доступности объекта в мире переживаний индивида.

Психодинамические аспекты отклоняющегося поведения

Тревожность и страх в классическом психоанализе Большинство исследователей тревожности согласны в том, что проблема тревожности как проблема собственно психологическая — и в научном, и в клиническом плане — была впервые 51 поставлена и подверглась специальному рассмотрению в трудах З. Фрейда , , , 1. Прежде всего, необходимо отметить, что взгляды Фрейда в отношении тревожности и страха близки к философской традиции, берущей свое начало от С.

Близость взглядов Кьеркегора и Фрейда на понимание сути бытия человека, значение бессознательного неоднократно подчеркивалась историками науки [см. Для нас наиболее интересно, как эта близость проявляется в понимании тревоги и страха. И Фрейд, и Кьеркегор признавали необходимость разграничения страха и тревоги, считая, что страх — реакция на конкретную, знаемую опасность, в то время как тревожность — на опасность, не определяемую и не известную.

Водные фобии или навязчивые страхи, связанные с водой речь чуть ниже получили названия в честь объектов-водоемов вызывающих страх. Сильный страх и паническая атака могут привести к потере контроля над своим.

Клинические проявления тревоги Психологические травмы, полученные в детстве в связи с неудовлетвореннсотью или с фрустрацией потребности в защите, признании и любви будут давать себя знать и во взрослом состоянии. При этом поведенческие стереотипы в межчеловеческих отношениях будут повторяться из раза в раз — как будто человек бегает по кругу и наступает на одни и те же грабли.

Поведение такого человека не только не будет способствовать адаптации его поведения к к теющей реальности, но, часто, будет приводить к возникновению или к обострению уже имеющихся конфликтов. Все это связано с недостаточностью арсенала средств реагирования на стрессорные факторы, с неумением понимать свои чувства или чувства других людей.

Человек ведет себя в соответствии с некой внутренней моделью поведения, которая выработалась в его несчастном детстве, чтобы защитить его от неблагоприятных влияний его тогдашнего взрослого окружения. Неустойчивые или патологические стили привязанности служат лишь фактором риска для развития психических расстройств, для проявления или подавления которых необходимы еще и другие внешние и внутренние факторы, которые понижают или повышают психическую стабильность и устойчивость к стрессорным воздействиям.

Необходимо также понимать, что психические заболевания, возникающие в значительной мере в результате нарушений привязанности, сами по себе стимулируют поведение, направленное на создание отношений привязанности — то есть на поиски и удержание партнера, на борьбу с одиночеством. Ведь иначе ощущение безопасности находится под угрозой.

Ребенок с таким типом привязанности предпочитает конечно, бессознательно во избежание жестоких разочарований замыкаться в себе, не выказывая эмоций. Такие дети могут казаться безразличными. Мимика их будет застывшей. Противоположная реакция на объекты привязанности может выражаться гневом и агрессивностью в отношение этих объектов.

Приручение одиночества. Сепарационная тревога в психоанализе

Обращение с потерей функционального объекта потеря вспомогательного Собственного Я В этом разделе я вкратце опишу главные способы, которыми при относительно нормальной проработке потери объекта обращаются с функциональными элементами, свойственными объектным отношениям. Эти функциональные элементы представляют отношение не к личности, а к функциям, которые она или он выполняли для субъекта, так что в этом отношении объект представлен недостающей, неинтернализованной частью личности субъекта.

В той мере, в какой объект представлял такое функциональное вспомогательное Собственное Я в дополнение к тому, что был объектом как таковым, его потеря будет также всегда приводить и к повреждению Собственного Я. Часть Собственного Я утрачивается вместе с объектом.

Дана характеристика философским взглядам на страх и тревогу, .. ожиданием травматической ситуации в виде угрозы потери объекта любви.

Когнитивные механизмы формирования психологических проблем Симптомы психосоматических расстройств Материал, с которым работает телесная психокоррекция, тесно связан и с психосоматическими заболеваниями. Психосоматические расстройства представляют собой не что иное, как интенсивные телесные проявления психологических проблем обычно длительно существующих. Соответственно специфика этих расстройств лишь отчасти определяется конкретным диагнозом нозологической принадлежностью.

В не меньшей степени она зависит и от характера самой психологической проблемы, и от личностных особенностей носителя этой самой проблемы. Поэтому и телесные проявления психосоматических расстройств, как правило, не замыкаются в тесных рамках отдельного диагноза — можно говорить лишь о ведущих проявлениях, соответствующих определенной болезни. В то же самое время, как правило, присутствуют также и другие психосоматические симптомы, свойственные для других диагностических единиц, хотя и менее выраженные.

Поэтому и различные психосоматические симптомы целесообразно рассматривать не в рамках отдельных заболеваний нозоцентрический подход , а отдельных соматических проявлений симптомоцентрический подход. При этом психосоматические нарушения со стороны внутренних органов представляют собой неадаптивные проявления стрессовой готовности В.

Посттравматическое стрессовое расстройство при ситуациях утраты объекта экстраординарной значимости

В каждом из нас живут какие-то страхи и фобии. И это нормально, так как такие состояния необходимы нам для того, чтобы предостеречь нас об определенной опасности, помочь вовремя уберечься. Ничего не боятся — это действительно не есть норма.

Но не только страх потери чувства собственного достоинства удерживал людей от Самый доминирующий страх — потеря объекта (матери).

Клиническая типология и классификация посттравматического стрессового расстройства ПТСР , связанного с последствиями тяжелой психической травмы, продолжают уточняться. Андрющенко Клиническая типология и классификация посттравматического стрессового расстройства ПТСР , связанного с последствиями тяжелой психической травмы, продолжают уточняться.

В эту группу расстройств отнесены затяжные патологические состояния у военнослужащих, ветеранов войны, бывших депортированных и экс-военнопленных после кратковременного или длительного экстремального воздействия. В качестве важных характеристик тяжелого психотравмирующего фактора обозначены неожиданность, стремительный темп развития катастрофического события и длительность воздействия, а также повторяемость в течение жизни.

Помимо тяжести стрессорного фактора важную роль играет уязвимость индивидуума к ПТСР, о которой свидетельствуют не только особенности преморбида незрелость, астенические черты, гиперсенситивность, зависимость, склонность к чрезмерному контролю, направленному на подавление нежелательной эмоции , но также склонность к виктимизации тенденции оказываться в роли жертвы при аналогичных ситуациях или черты травматофилии удерживание травматического опыта.

В последнее время все большее значение придается психологическим аспектам стресса, в частности жизненной значимости события, включая отношение личности к угрожающей ситуации с учетом моральных ценностей, религиозного и идеологического мировоззрения. Предрасполагающим фактором может стать физиологическое состояние в момент получения травмы, особенно соматическое истощение на фоне нарушения стереотипа сна и приема пищи.

Эти и последующие работы в значительной степени опираются на опыт войн своего времени боевые действия в период гражданской войны в Америке, первую и вторую мировые войны, современные локальные военные конфликты во Вьетнаме, Афганистане, Персидском заливе и др. Большинство авторов вслед за . в рамках посттравматической патологии выделяют три основных группы симптомов - 1 чрезмерное возбуждение включая вегетативную лабильность, нарушение сна, тревогу, навязчивые воспоминания, фобическое избегание ситуаций, ассоциирующихся с травматической ; 2 периодические приступы депрессивного настроения притупленность чувств, эмоциональная оцепенелость, отчаяние, сознание безысходности ; 3 черты истерического реагирования параличи, слепота, глухота, припадки, нервная дрожь.

Среди невротических и патохарактерологических синдромов выделены характерные для ПТСР состояния: Следует подчеркнуть, что эти состояния не являются статичными, в частности, посттравматическая симптоматика с возрастом может не только не ослабевать, а становиться все более выраженной.

Отражение и отыгрывание негативных чувств на символическом уровне в раннем детстве

Статьи по психологии и медицине Тревога, тревожные расстройства - Основные понятия психоанализа. Тревога - аффект или эмоциональное состояние, характеризующееся неприятным чувством ожидания или ощущением надвигающейся угрозы. Общими для всех тревожных состояний являются учащенное сердцебиение и дыхание, тремор, потливость, диарея и мышечное напряжение. Психологически тревога воспринимается как всеохватывающее переживание бессилия перед лицом нависающей угрозы, диффузной и неизвестной.

Чувство тревоги может сопровождаться или подменяться телесными ощущениями. Тревога, отражая бессознательную опасность, отличается от страха, являющегося ответной реакцией на осознаваемую и реальную внешнюю опасность.

Страх потери матери — это детский страх, и чуть ли ни самый бабе помимо объекта для спаривания еще и мать, причем, даже если.

Жан-Мишель Кинодо - Приручение одиночества. Сепарационная тревога в психоанализе Сепарационная тревога и потеря объекта у Мелани Кляйн Сепарационная тревога и потеря объекта в представлении Кляйн может быть рассмотрена в контексте ее концепции объектных отношений и ее собственной теории тревоги. С точки зрения Кляйн, начало жизни не является недифференцированным состоянием между Эго и объектом, как это описано у Фрейда первичный нарциссизм ; Мелани Кляйн считала, что восприятие Эго и объекта существует с самого рождения, а тревога является непосредственным ответом на внутреннюю работу инстинкта смерти.

Она полагала, что тревога может принимать две формы: Основная тревога по поводу потери объекта, постулированная Фрейдом, согласно Кляйн, может переживаться в двух видах или в их комбинации: Не вдаваясь в подробности концепции ранних объектных отношений, которую Кляйн использует в качестве основы для описания параноидно-шизоидной и депрессивной позиций на протяжении развития ребенка, я хочу коснуться того, как тревога, связанная с сепарацией или потерей объекта, соответствует контексту двух основных типов тревоги, описанных ею.

Сепарация и потеря объекта в параноидно-шизоидной и депрессивной позициях Первая младенческая тревога, описанная Кляйн, — это страх уничтожения инстинктом смерти.

Страх потери денег и бизнеса